четверг, 20 января 2011 г.

Симуляция "Грандиозного Нарцисса"

Ночевка на зассанном матраце в израильской психушке "исцелила" Филиппа Киркорова

В редакцию «АиФ» пришло письмо от сотрудника психиатрического отделения израильской больницы «Тель-а-Шомер», в которой Филипп Киркоров проходил обследование.

Репортаж об этом и интервью певца были показаны в программе «Пусть говорят». О том, что осталось за кулисами этой съёмки, читайте ниже.
"Кащенко" или "Хилтон"?
В ночь на четверг, 9 декабря, Филиппа Киркорова поместили в психиатрическое отделение израильской больницы «Тель-а-Шомер». Здесь тоже не хватает врачей, больных кладут в коридоре, если нет мест. Отделение, где недолго пробыл Киркоров, — обычный стационар для рядовых израильских сумасшедших (пусть не «Кащенко», но и не «Хилтон»). Он спал на матраце с невымываемым запахом мочи. Был, считай, в одном статусе с шизофрениками.

В приёмном покое пациент посетовал на упавшее настроение и суицидальные мысли, перебирал в голове разные виды самоубийства: выпить таблетки, броситься под автомобиль, но ни на одном из вариантов так и не остановился. С такими жалобами охотно кладут в стационар, обычно в «закрытое» отделение, но с Киркоровым обошлись мягко, положили в «открытое» и дали палату на одного.

Персонал взялся было успокаивать певца и пообещал сохранять конфиденциальность. А она и не понадобилась. «Я хочу, чтобы знали все», — сказал Киркоров и принялся тиражировать сообщение о госпитализации, как мог. Ноутбук певца трудился беспрерывно. Сбор анамнеза (сведений о возникновении и течении болезни. — Ред.) так и выглядел: жалобы на мысли о смерти Филипп Бедросович чередовал с рассылкой новостей. Но это было ночью. Анамнез собрали, Киркоров ушёл спать. А утром началось самое увлекательное…

Фото— и видеосъёмка в психиатрических отделениях в Израиле строго запрещена законом. У пациентов отбирают сотовые телефоны, если в тех есть камера. Но выяснилось: для Филиппа израильский закон не писан. Поутру в отделение прибыл Андрей Малахов вместе со съёмочной группой и разрешением от главврача на съёмку. Чтобы недуг был нагляднее, пациент попросил больничную пижаму. Однако надеть её не решился: в выцветшей пижаме жило и умерло не одно поколение пациентов. Выход нашёлся сам. Мимо проходил санитар в синей, как и положено, форме. «Хочу как у него», — попросил Киркоров, имея в виду наряд. К счастью, у санитара в раздевалке нашёлся свежий комплект.


По окончании съёмок и после беседы с врачом Киркоров покинул отделение по-английски. Даже не стал ждать заключения, за выпиской он прислал знакомую.

«Обследование» заняло менее суток. Едва ли отъезд певца объясняло внезапное исцеление. Двадцатичасовая госпитализация с точки зрения психиатрии лишена всякого смысла. Психиатрическое отделение — просто удачный антураж для покаяния со слезами. В России любят жалеть.

Жалеют, в принципе, не только там. После выхода «Пусть говорят» о Киркорове телефоны всех психиатрических отделений в «Тель-а-Шомере» разрывались (почему-то больше всего звонили в «женское»). Люди интересовались самочувствием исполнителя. Некоторые предлагали Киркорову переехать к ним жить.

По поводу самочувствия певца СМИ поспешили сообщить, что израильские психиатры не признали его душевнобольным. Это правда, врачи не выявили у Киркорова серьёзной патологии и тем косвенно намекнули: по крайней мере, часть его жалоб — симуляция, и он вполне осознаёт смысл своих поступков, способен их контролировать. Просто не всегда считает нужным.
Оригинал АИФа

1 комментарий:

  1. Да здоровый мужик, симулирующий всё на свете.

    ОтветитьУдалить